"Если ты там не был, значит нам туда..." (ski_fanatic) wrote,
"Если ты там не был, значит нам туда..."
ski_fanatic

Category:

Один день на Липаковской узкоколейке.

На февральские праздники мы с друзьями отправились в Каргополь. Планов на три дня было очень много: посмотреть сам город, проехать по так называемому каргопольскому ожерелью (множеству окрестных деревень, где сохранились уникальные памятники деревянного зодчества), посетить Кенозерский заповедник и, разумеется, попасть на Липаковскою узкоколейку. Итак, Вашему вниманию мои путевые заметки, посвященные поездке в Липаково (Плесецкий район, Архангельская область).


И вот снова у нас топится печка, а вся наша команда расположилась на кроватях... Сегодня был длинный день. Встали в 7 утра, на 8 назначен выезд в Липаково с целью успеть на узкоколейку к 10-и часовому рейсу. Пока прособирались, заехали в магазин... Дороги за ночь изрядно позанесло, однако, расстояние в 120 км преодолели за час с небольшим. Переправа через р.Онега закрыта, официально закрыта... Стоят знаки, и паром вытащен на берег. Местные жители едут на машине прямо по льду. Чем мы хуже. Спуск, подъем и вот мы в Липаково. Пока размышляем, как найти узкоколейку попадаем на переезд и видим тепловоз с вагоном на посадочной платформе. До отправления еще пол-часа, в вагон грузят продукты и товары для сельских магазинов, а так же почту и черную опломбированную сумку с орлом, видимо бланки к предстоящим выборам...

Вот она, настоящая дорога жизни для двух поселков Лужмы и Сезы! Только по узкому пути с полусгнившими шпалами давно выработавший свой ресурс тепловоз ТУ6 с вагоном три раза в неделю по два рейса в день поддерживает жизнь в некогда процветавших поселках лесозаготовителей. Эта малоизвестная дорога, редко фигурирующая даже в отчетах любителей, является по истине уникальной. После того, как она была продана леспромхозм в частные руки, дорога не закрылась, а благодаря дотациям со стороны государства (около двух миллионов рублей в год) стала существовать исключительно как пассажирская.

Знакомимся с машинистами, садимся в вагон. Часть вагона занимают коробки с продуктами, остальную в основном рыбаки, едущие около 7 км к озеру. Отправляемся. В вагоне кондуктор, берем билеты до Сезы, 35р. Билетик - распечатка с печатью ИП, владельца дороги. Хозяин дороги сменился с 10 февраля через аукцион, и все ждут… как раз не перемен, а их отсутствия. Фактически на дороге сейчас работает всего один тепловоз, от исправности которого и зависит жизнь поселков. Конечно, на аварийный случай есть дрезина ГД, способная обеспечить доставку продовольствия, но ее состояние тоже оставляет желать лучшего. Вроде бы есть еще два тепловоза, нынешний владелец которых, некогда купивший их по цене металлолома, готов продать их обратно на дорогу по цене исправной техники (рыночная стоимость одного тепловоза около трех миллионов рублей), но у дороги таких денег нет. Но это, как говорится, непроверенная информация.

От посадочной платформы в центре поселка до диспетчерской (около трехсот метров) состав идет вагоном вперед. Стоим тут еще несколько минут, пока тепловоз обгоняется. За это время успеваем сфотографировать здание и пообщаться с вышедшим к нам навстречу человеком. Им оказался бывший директор леспромхоза. Увидев наш интерес к дороге, он незамедлительно и с явным удовольствием выдал нам будто специально заученный текст: «Дорога построена в 1949 году… в лучшие годы объемы вывозки древесины составляли около двух миллионов кубометров… рабочие поселки Лужма и Сеза возникли…» По его словам дорога просуществует до тех пор, пока не будет принято решение о переселении поселков, а удовольствие это дорогое, да и жители не хотят. Дублирующих автодорог туда нет, и не предвидится. Раньше существовали зимники далеко за Сезу, до третьего разъезда и уса на Черное озеро, но сейчас их не прокладывают. Гудок тепловоза прерывает беседу, пора в путь. Наскоро прощаемся, бежим к составу.

Новый разговор завязывается уже в кабине с машинистом Павлом и едущими рыбаками, тоже по большей части отработавшими на дороге машинистами. Много веселых, забавных, а иногда и трагичных историй услышишь за долгую дорогу. Новому человеку всегда хочется рассказать многое, похвалиться собственной удалью, предостеречь, да и просто повеселить. Рассказывают, что на линию частенько выходят медведи и прочее зверье. Однажды заплутавшую корову пришлось не спеша подгонять до самой деревни, так как сворачивать с путей и лезть в кусты она никак не хотела. Один раз таким же образом несколько километров до Лужмы гнали собаку, которая с тех пор боится тепловоза как огня. Был случай, в Лужму из города вызвали милицию, так добирались они тоже по узкоколейке, сильно удивляясь, что по такой заросшей дороге и сгнившим шпалам еще можно ездить. Действительно, на линии есть места, где ветви деревьев сходятся, образуя тоннель. Раньше поросль вдоль путей выпиливали, сейчас борются тем, что закрепляют к тепловозу на палке острое лезвие распилочного диска, которое при движении скашивает лишнее. В ожидании станции всматриваемся вдаль, линия прямая как стрела. Вот заяц внезапно выпрыгнул на пути, задержался на секунду и снова исчез в кустарнике.

Тем временем поезд прибывает в Лужму – первый рабочий поселок и последнее место, докуда добивает радиосвязь из Липаково. На станции поезд встречают несколько человек с санками. Основной груз перегружается из вагона на тепловоз, и он уходит по стрелке в центр поселка прямо к магазину. Туда же отправляется женщина почтальон, она же фельдшер, она же представитель изберкома. У магазина уже толпятся жители, надо успеть получить все, что было доставлено и заказать новое. Все вещи и еда перетаскиваются в помещение магазина и распределяются согласно спискам. Продавщица отмечает что-то у себя в листках. Денежного расчета я не заметил.

В такие минуты понимаешь, что значит дорога для этих людей. Воистину дорога жизни. Весь поселок ждет поезда, всем поселком выходят встречать, помогают перегружать товары. И никто не возьмет лишнего, только то, что заказывал. Основное население в поселке – пенсионеры. Человек с «большим» фотоаппаратом автоматически причисляется к прессе и потому становится объектом для передачи «наказа» властям. Объяснять, что ты фотографируешь только для себя не имеет смысла, не поверят. Волей неволей приходится брать интервью. Как ни странно, но просьб и жалоб у жителей совсем не много, как может показаться. Главное, что бы не расселяли поселок, не отменяли поезд и вовремя завозили дрова, вот и все… Для сравнения любая бабуля на лавочке у многоэтажки будет жаловаться на жизнь гораздо больше.

Возвращаемся на магистраль и движемся дальше. Разговоры продолжаются уже в другом русле. Задерживают выплату «трудовых», именно так машинисты называют зарплату. Припомнили случай, как дрезина с разгона угодила в поезд, к счастью без жертв. Как охотятся на глухарей, прямо с тепловоза. Как в прошлом монтировали усы на делянках. Если секция рамчатки тонула в болоте, то ее не вынимали, а клали поверх новую, для пущей надежности. Обсудили и разбор части дороги после того как леспромхоз отказался от вывозки по узкой колее. Раньше пути уходили далеко за Сезу, еще более чем на 35 километров. Машинисты рассказали, что они (рабочие с Сезы) свои пути, назначенные под демонтаж, сняли все до одного, а лужмские ребята схалтурили, сняли для видимости только пути, уходящие в лес на несколько километров, да и то в легкодоступных местах. Остальные усы так и осталось навечно лежать в лесах и болотах в окрестностях Лужмы… В кабине приемник ловит московскую радиостанцию: «Сегодня в Москве пробки 8 баллов, мэр Собянин подписал распоряжение…» Какими нелепыми и надуманными кажутся эти новости, оставшиеся дома дела и проблемы, здесь посреди это бескрайнего леса,  когда вот так сидишь уставившись сквозь стекло на рельсы, слушая разговор под рокот дизеля…

Вот и входная стрелка станции. На сегодня Сеза – последняя точка Липаковской узкоколейки. Точнее предпоследняя. Пути за поселок продолжаются еще на 1,5 километра до кладбища. Прослеживается аналогия с поселком Калач на Алапаевской УЖД. В последний путь здесь тоже отправляются по узкоколейке…

В Сезе в настоящее время находится основное депо дороги – небольшое деревянное двухэтажное здание на два стойла, а рядом котельная. Именно с Сезы, согласно расписанию отправляются поезда в Липаково, а не наоборот. Днем поезд стоит здесь три часа, а затем снова отбывает в рейс, для того что бы забрать и вернуть домой всех, кто отправился «в город» по делам.

Завершив маневры на станции, машинисты отправились по своим делам, а именно чинить свой буран около депо. Мы же предоставленные сами себе отправились гулять по поселку. Некогда процветающий, сейчас он производит унылое впечатление. И только с выцветших плакатов звучат призывы к выполнению плана и задач очередного съезда КПСС. Некоторые дома разобраны на дрова. По странному стечению обстоятельств лес сюда должно завозить государство, а люди, живя фактически в  лесу, должны его покупать. В том году завоза дров не случилось. Сами жители дрова почти не заготавливают, предпочитая разбирать пустующие дома и заборы. Толи сказывается многолетнее табу на государственную собственность, коей лес несомненно является, толи столь же многолетняя привычка, что дрова в достатке привозят с лесозаготовок.

   Нам повстречалась женщина, до недавнего времени работающая учителем. Школа закрылась в прошлом году. А в советское время в поселке функционировало две школы и техническое училище. Учитель на селе больше чем профессия. Это человек, которого знают и уважают все, на кого ровняются. Почти все жители поселка постояли у доски на ее уроках. Пожилая учительница помнит те времена, когда магистральная линия еще не доходила до Сезы, и от поселка еще нужно было пройти 4 километра для того, что бы попасть на поезд. Вместо тепловозов тогда работали еще паровозы. На жизнь она, как и многие жители поселка, не жалуется. Просьбы те же – не отселять поселки, привезти дрова, не отменять поезд. В остальном все отлично – свой огородик, леса богаты грибами и ягодами. Несмотря ни на что, жители поселка не падают духом. По дороге приезжают продукты первой необходимости, остальное запасают летом сами. В Сезе 70 жителей, в основном пенсионеры, их дети уехали работать в Архангельск. Внуки приезжают только на лето, так как ближайшая теперь в Липаково да и то начальная...

            Время пролетело незаметно. Пора отправляться назад. В вагоне пусто – на ночь глядя никому в Липаково не надо, а вот обратно вагон будет полон. Подкинули дровишек в печку. Вернулись машинисты, заскочили в кабину, взревел дизель, гудок и поезд тронулся, я едва успел вскочить на подножку, не ожидая столь внезапного отправления.

Обратная дорога всегда быстрее, а за разговорами и чаем время летит совсем незаметно. Немного постояли в Лужме, забрали фельдшера и в путь. На подъезде к Липаково подобрали рыбаков, которые вышли на линию. Один из них повредил ногу и фельдшер прямо в кабине оказала ему первую помощь, промыла рану и наложила повязку. И вот уже за окном поселок и диспетчерская. Тепло прощаемся с машинистами, идем прогревать машину. Наше путешествие окончено. Темнеет. А стоящий поезд и его пассажиры с нетерпением ожидают возвращения в глубь тайги, где их ждут теплые дома и родные люди.

В поездке принимали участие Гончаров Александр, Вихров Роман, Шорохов Сергей, Костьева Мария.

Александр Гончаров. Королев. 2012



Фотографии из поездки https://plus.google.com/photos/112796747392589716133/albums/5812996563207286721?authkey=CO6OqbuMpP-9xwE

Спасибо за внимание!

Tags: Выборы, УЖД, зима, интересно, места, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments