February 21st, 2008

suisse

Экспедиция на поиски узкоколейки, путешествие к духам болот или как опять всё внезапно получилось.

 

Вместо предисловия

 

Есть в Московской области Шатурский район, пожалуй, самый для меня манящий и интересный. Места во всех отношениях сказочные. Тут Вам и природные красоты – знаменитые Мещерские леса и загадочные шатурские болота, и самые что ни на есть уникальные, созданные руками Человека объекты. Хотя объекты – слово здесь неверное. Объект – это слишком безлико и совершено неодушевленно. Ну как можно сказать такое про могучих абзетцеров – громадных драконов, коих именуют еще ржавыми монстрами. Вид этот конечно уже вымирающий, но отдельные представители еще вгрызаются в шатурскую землю и лакомятся фосфоритами…

Или про труженицу ЧМуху, которая каждый вечер неторопливо пробирается сквозь Мещёрские леса, пряча в своем темном, но густо натопленном вагоне, тех кому понадобилось выбраться из болот к цивилизации, а потом спешит обратно в свою Рязановку скрыться от посторонних глаз.

А здешние узкоколейки! От их былого могущества тоже осталось не много, но, гуляя по болотам, вы обязательно то тут, то там на них натыкаетесь, а временами нет-нет, да и разнесётся эхом над топями протяжный гудок заблудившегося локомотивчика. Зачем они здесь и что ищут они в этих заброшенных местах только им и известно… может вспоминают прошлую жизнь – боевые пятилетки, перевыполнение планов и красные флажки на свежекрашенных голубеньких кабинах…, а может отдыхают от всего этого, гуляя свободно и без опаски по болотам, которые надежно скрывают их от благ всемирной глобализации. Многие скажут, что всё бы разобрать стоит или  на широкую колею переложить, где нужно… Но, не правильно это. Вместе с узкоколейками уйдет из нашей жизни, из мироощущения что-то совершенно сейчас незаметное, что то близкое и родное, живое, если хотите, но по-настоящему необходимое для тех, кому оно открылось!

 Хочется, что бы этот уникальный природный заповедник, населённый техникой сохранял тот баланс, в котором он сейчас пребывает, где живая природа и живая техника соседствуют друг с другом в полном согласии. Хорошо, что сами стальные жители обо всем этом не задумываются, а просто пыхтят, стараются…хранимые неведомой силой и здешней могучей энергетикой.  

 

В Черусти

 

            Усталость, накопившуюся во мне за пару недель работы в Москве, надо было срочно прогонять. Куда податься? Хочется туда, где никого нет…просто побродить или даже ломиться несколько километров по снегу, по лесу… да куда угодно…просто нагуляться и устать…просто устать…мозги проветрить и чайку горяченького на холоде испить с коньячком да с замерзшими колбасными бутербродиками. Кроме того, очень захотелось на узкоколейку – люблю я их очень!

Как всегда посмотрев сайт геокешеров, нашел пару интересных мест. В Бакшеево лучше заезжать на несколько дней… А вот Черусти-Уршельский это что-то…Всемирный разум ничего достоверного по части того есть ли там что-нибудь сейчас не выдал. Ну нет – так нет! Значит организуем экспедицию все разузнать. А раз это экспедиция – значит отрицательный результат – тоже результат и, если ничего не найдем, то все равно что-то полезное сделали! С такими мыслями мы и отправились рано утром с Казанского вокзала первопрестольной, а через три часа оказались в Черустях – небольшом придорожном городке со старинной пристанционной застройкой и большими дачными районами. Название его происходит от слова «чарусти» -  духи болот.Чарусти… чары… Очаровывать — в древнем смысле … одурманивать запахами.

Полное разочарование и внезапная радость

 

Навигатор точно вывел нас к станции Черусти 2 (окрещенной так с легкой руки геокешеров), на которой на запасных путях стояла электричка и несколько товарных вагонов. Никакой узкоколейки мы не обнаружили, но в лес уходила обычная однопутная ветка. Видно было, что по ней движение было совсем недавно – выпавший наконуне вечером снег уже примят.

Решили ее исследовать пешим макаром. Идти было трудно – глубокий снег меду рельсами давал о себе знать. Дорога повернула в лес и превратилась в устремленную в горизонт линию без поворотов и подъемов. Мы прошли километров пять, фотографируя дорогу, верстовые столбы и поваленные деревья – результат недавних торфяных пожаров.

            Ничего интересно сама дорога больше не обещала, до тайника было очень далеко, а до возможно сохранившейся узкоколейной станции еще километров восемь. Мы начали падать духом и морально уставать, от вида рельс, пересекающихся в бесконечности. Решили пройти еще километр до границы Московской и Владимирской областей и устроить привал.

            Внезапно, к нашему всеобщему восторгу, вдали замаячила маленькая голубая точка - кабина небольшого локомотива, который через пять минут приблизился и загнал нас попояс в снег. Стандартный жест автостопщиков сработал и мы тормознули поезд. Машинист сказал, что идет за вагонами Черусти а потом обратно в Уршельский и больше на сегодня рейсов не предвидится. Мы, помятуя о том, что в Уршели с транспортом туго решили рернуться в Черусти и напросились в паровоз, решив на этом все закончить и вернуться в Москву. В кабине нас встретили двое машинистов – неразговорчивый дедушка-водила и его напарник средних лет с пригоршней семечек.

 

У нас есть курс!

 

            Попытавшись разговорить машинистов, мы узнали, что дорога давно переведена на широкую колею и является частной. Принадлежит стекольному заводу. Возят кварцевый песок, а с завода водочные бутылки. На линии два локомотива. Используется в основном один. От узкоколейки ничего не осталось: ни станций, ни разъездов, ни техники…Заодно спросили про возможность выбраться из Уршели. Выяснилось, что есть автобусы и такси за пол сотни рублей до Гуся Хрустального!...так…так…так…Начал вырисовываться Новый Маршрут! Черусти – Уршель – Гусь – Владимир – Москва. И это все за оставшуюся часть дня…Можем не успеть. Тем временем прибыли в Черусти.

Локомотив стал собирать вагоны, а мы думали, что делать дальше. Решено было разделиться. Я и Сергей испытываем судьбу и пытаемся успеть в Москву через Владимир, а Володя и Алексей возвращаются в Москву. Угостив отъезжающих шоколадным коньяком и отобрав у них провизию (нам явно нужнее!!!, кто знает что нас ждет и где придется заночевать), мы забрались обратно в локомотив. Гудок…и мы двинулись в самую чащу местных лесов– в неизведанную Уршель. Дорога предстояла длинная, но прямая и ровная с нависнувшими над рельсами  березками, образующими небольшие арки.

Наконец-то познакомились с машинистами. Дед Петрович и его напарник Николай знали дорогу как свои пять пальцев. Петрович заметил нашу фляжку и отведал коньяку, после чего проникся к нам и разговорился, а Николай, по случаю того, что был в завязке, сидел молча – курил и лущил в окно семечки. Петрович охотно отвечал и про дорогу, и про паровоз и просто рассказывал про свою нелегкую и долгую жизнь, про работу на этом участке с восьмидесятого года сначала на государство, а потом на частника, про торфяные пожары, про дачные поезда и про многое другое. А временами, когда работал шумный вентилятор охлаждения,  просто молчал, потягивая дымок из тлеющий папироски. Он вел паровоз четко и уверенно, заранее притормаживая перед неровными участками и нависшими деревьями, наверно у него существовала собственная система примет и знаков, доступная и знакомая только ему одному. А мы в это время смотрели на убегающую вдаль дорогу и думали о том, как хорошо вот так просто ехать где то в глуши в теплой кабине и думать только о происходящем в данный момент и ни о чем больше. 

 

Кто заказывал такси на дубровку?

 

Опустела маленькая фляжка, кончилась и длинная дорога, сделав затяжной поворот. Так незаметно мы добрались до Уршели – городка с большим дымящим заводом, красивой церквушкой и маленькими домиками. Время нас поджимало и мы, поблагодарив за все Петровича и Николая, простились с ними и двинулись к бане на автобусную остановку. Начали узнавать, как добраться до Гуся. Нас окликнул гулким басом огромного размера таксист, опирающийся на стоящую неподалеку иномарку. Предложил за шестьдесят рублей с ветерком доставить нас по назначению, назвав нас при этом журналистами, видимо два висящих на нас Canon’а производили правильное впечатление.

Мы взяли еще двух попутчиков и погнали по заснеженной лесной дороге в сторону Гусь-Хрустального. Из динамиков зазвучала “Бутырка” очень красочно дополняя образ водителя-громилы, сидящего в натянутой на затылок маленькой вязаной шапочке. В машине было тепло и нас начало клонить в сон. На пол дороге машину тряхнуло на каких-то рельсах и мы очнувшись огляделись, а  поняв что произошло, закричали: ”Узкоколейка!”. Дорога была явно действующая, и как только мы забили точку по GPS, машина повернула, дорога потерялась, а мы заснули.

 

Хрусталь! Кому хрусталь?!!!   

 

            Примерно через час мы добрались до вокзала Гусь-Хрустального. Позвонили в Москву и уточнили расписание, что бы знать, на какой поезд надо успеть во Владимире. А на вокзале узнали, что на наше счастье есть поезд на Владимир через пол часа. Чтобы добраться до исторической части города и хорошенько посмотреть город времени было мало, и мы потолкались по станции. Нас впечатлил громадный недострой – пешеходный мост через пути, который, видимо, не достроили за ненадобностью. Хрусталь нигде поблизости не продавался. Гусей в принципе тоже не было видно.

            Скоро подошел поезд Тумская – Владимир, представляющий собой ЧМуху и четыре, переоборудованных под сидячие, зеленых вагона. Большие, мягкие, обтянутые кожзамом парные кресла в два ряда оказались очень удобными и располагали к отдыху. После трапезы мы предались беседе, а поезд тем временем шел через небольшие, но совершенно незаброшенные станции, на которых были смотрители, новенькие таблички и прочая атрибутика МПС. Некоторые остановки поезд делал просто в поле или в лесу, подбирая непонятно откуда взявшихся граждан. Строгие кондукторши сочетались с названиями  станций: Коммисаровка и др.          

 

Владимир красно солнышко

 

            Во Владимире до поезда на Москву у нас оставалось около сорока минут, и я решил показать Сергею город. Солнце уже клонилось к закату и было действительно красноватым, когда мы бегом поднимались на высокий берег. Древние соборы Владимира предстали перед нами во все красе и выглядели еще более величественно на фоне яркого заката и темно синего неба. Начало холодать и наши руки, держащие фотоаппараты, сильно замерзали на ледяном ветру… Солнце почти уже село, когда мы бегом неслись по длиннющей лестнице вниз к электричке.

 

Домо-о-ой!

 

            Двери закрылись, как только мы впрыгнули в электричку и сели. Тут тольлько удалось перевести дух и впервые осознать весь наш сегодняшний день…как нам везде повезло с транспортом и как только что мы очень удачно успели на последний поезд. Почувствовали как удачно и, по-настоящему незабываемо, прошел для нас этот день. Настоящий отдых и полное отторжение от напрягающей действительности и ото всех проблем.

В поезде было жарко, наруку это было только продавщицам мороженного и пива, которые то и дело сновали туда-сюда, предлагая свой товар. Мы расслабились и почувствовали приятную усталось. Дорога впереди еще была долгая, а значит было время подумать о поездке, о жизни… о многом, а задумавшись заснуть ненароком и не отличать уже что здесь сон, а что правда…а может вернуться во сне в Мещёру и снова увидеть склонившихся ржавых монстров, неспешно ползущий сквозь лес старенький локомотив, понять что ты уже тоже частичка всего это и, что это все тоже часть тебя и,  что обязательно снова потянет тебя от дел и забот, от серости и пыли  в это сказочное место, название которому Мещёра…